Какой строй в китае

Государственный строй в Китае

Какой строй в китае
В последних записях в ЖЖ Петр Балаев изложил свой взгляд на существующий госстрой в Китае. Получилось бескомпромиссно и жестко, вызвало большое обсуждение: http://p-balaev.livejournal.com/307771.html. А вот с аргументами у сторон, по мне, получилось не густо.

Балаев при доказывании своей позиции упирает на свое знание страны и ее людей и на текст Конституции Китая; его оппоненты ссылаются на признаки капиталистического уклада – существование в стране частной собственности, иностранного капитала, забастовок, нищеты и пр.

Балаев в ответ объясняет эти факты китайским НЭПом.Стоит внести рациональное зерно в этот спор: нарисовать красивых графиков и провести анализ полученного.

Метод я когда-то применял, когда на Афтершоке вышел спор по поводу «разгосударствления» экономики РФ: http://zucktm.

livejournal.com/40412.html

Вкратце: собраны данные о численности работающих в РФ по предприятиям в зависимости от форм собственности по годам, построен график, сделан вывод, что гос. сектор экономики РФ медленно, но неуклонно сокращается.

Данные о количестве занятых для РФ были собраны и изучено их изменение во времени. Для того, чтобы сделать вывод по Китаю, необходимо также изучить динамику показателей в пространстве.

То есть построить такие графики для различных государств, Китая в том числе, и поглядеть на них в совокупности, во времени и пространстве. Может, какие умные мысли в голову придут.

Для изучения выбраны следующие страны: Китай (предмет исследования), Россия (куда без нас?), Беларусь (из интереса: некоторые всерьез рассуждают о «белорусском социализме») и США (типа контрольная группа, эталон капитализма).

Данные изучены в диапазоне 1994-2014.Россия:Видим непрерывное, почти равномерное снижение количества работающих в госсекторе с 42 % в 1995 году до 28 % в 2014 году. Характерно, что подробностей по 90м годам нет, и массовые «прихватизации» по открытым данным статистики отследить невозможно.

Этот факт добавляет доверия к данным Росстата: убраны данные по неудобным годам; оставшиеся, вероятно, достоверны.Беларусь:Снижение количества работающих в госсекторе неравномерное, но неуклонное и с кризиса 2008 года стабильное. Неравномерности могут объясняться «ролью личности в истории» — в Беларуси в новейшее время она существеннее, чем в России.

Впрочем, это гипотеза. В целом – видно запаздывание процесса по сравнению с РФ, но тенденция та же: с 60 % в 1995 году до 39 % в 2014 году.США:Видимо, классическая картина для развитого капиталистического государства. Работники гос. сферы сосредоточены в управлении, социалке и т. п.

; их количество коррелирует с общим количеством населения, а не с количеством занятых; все кризисные колебания количества занятых отражаются на занятости в частном секторе. Количество работающих в гос. секторе – 15-16 % от общего числа занятых.Ну и, наконец, Китай.Сначала отступление.

При поисках исходников обнаружил в сети издание «Demographic ageing and employment in China» 2010 года, выпущенное International Labour Office в Женеве. Скачал здесь: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/@ed_emp/@emp_policy/documents/publication/wcms_140841.pdf

На 16 странице обнаружил график, при взгляде на который первой мыслью было: «ерунду несет Петр Григорьевич».

Вот он:Что следует из этого графика: госсектор и коллективные предприятия (SOE и COL, две области в нижней части графика) с 80-85 % в 1990 году упали до 20-25 % в 2008; с 1997 года начался мощный рост капиталистических предприятий (все, кроме двух нижних и одной верхней областей) и более всего – теневой экономики (RSD – остаток на графике наверху).

Что RSD – именно теневая экономика, в издании говорится совершенно определенно (informal economy).Казалось бы, все понятно. Кроме одного «но». Обратите внимание на значения на оси ординат! В 2008 году в Китае было 300 млн. занятых? Всего четверть населения?Все просто. Женевские мудрецы выдали статистику занятости городского населения за статистику по всей стране.

Вполне правомерно для США, где доля занятых в сельском хозяйстве составляет 3 % от общего количества работающих, но не для Китая, где только недавно городское население достигло отметки 50 %. Шулеры, что с них взять.В общем, данные по Китаю привожу тремя графиками.

Данные по всей стране:Данные по городскому населению:Данные по сельскому населению:В городах Китая властвует капитализм. Невязка между общим количеством занятых и суммой по отдельным направлениям действительно есть. Больше похоже не на теневую экономику, а на неполноту данных. В 2013 году учет усовершенствовался, доля не учтенных работников снизилась.

Считаю их в подавляющем большинстве работающими на капиталистических предприятиях – в госсекторе учет должен быть налажен, вряд ли там есть неучтенные работники.Сельское население сокращается в связи с урбанизацией, доля капиталистических предприятий и самозанятых растет, но на 2013 год не превысила 20%. Остаток, по словам Балаева, в основном – коллективные хозяйства.

Мое мнение – доверять этой точке зрения. Стало быть, на селе в Китае преобладают социалистические отношения, но набирает силу капиталистическая составляющая.Для более наглядного сравнения формы занятости в различных государствах приведу графики в разрезе не по странам, а по годам.1995 год:2004 год:2013 год:Мои выводы такие.

На предприятиях в городах Китая процветает дикий капитализм, в сельском хозяйстве – социализм. В целом государственный строй я бы охарактеризовал как государственный капитализм, по подобию СССР 20-х годов.

Петр Балаев тут убедителен: то, что не смог сделать советский Концесском (индустриализация страны путем допускания в экономику иностранного капитала на известных условиях), смогли осуществить китайские коммунисты. Противовесом капиталистической индустрии стало социалистическое сельское хозяйство. Но в последние годы чаша весов кренится в сторону капитализма. Если Китай сейчас сможет совершить поворот – это будет социалистическая страна. Если нет -… Для более конкретных выводов необходимо быть ближе знакомым с политической ситуацией в стране изнутри.

Похожие мысли больше года назад высказывал Реми Мейснер: http://remi-meisner.livejournal.com/139341.html

Источники данных:Россия:

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138623506156

Беларусь:

http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/trud/godovye-dannye/raspredelenie-chislennosti-zanyatogo-naseleniya-po-formam-sobstvennosti1/

США:

www.bls.gov/cew/ew11table1.pdf

www.bls.gov/cew/ew03table1.pdf
http://www.bls.gov/cew/apps/data_views/data_views.htm#tab=TablesКитай:

http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2014/indexeh.htm

http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2014/zk/html/Z0402E.JPG
Для интересующихся – исходник в екселе: https://yadi.sk/i/9XTz77Ouqt7QK

Источник: https://p-balaev.livejournal.com/308341.html

Общественный строй китая: «постсоциалистический капитализм»?

Какой строй в китае

ОБЩЕСТВО И ЭКОНОМИКА, № 7-8, 2005

© 2005 г. Я. Бергер

доктор исторических наук (Институт Дальнего Востока РАН) В. Михеев

член-корреспондент РАН

заместитель директора Института Дальнего Востока РАН

ЦЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ КИТАЯ: «ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ»?

Происходящие на фоне постсоциалистического развития в Восточной Европе и на пространстве бывшего СССР масштабные трансформации китайского общества на основе рыночных реформ, глобальное экономическое «возвышение» Китая, его стремление стать рядом с лидерами мировой политики — при сохранении монополии КПК на власть — ставят резонный вопрос о характере общественного строя Китая, о том, в каком направлении будет изменяться его общественно-политическое позиционирование, а также о том, каково реальное место Китая в глобализирующемся мире.

С точки зрения рыночной среды, созданной в Китае, и его интеграции в глобальную экономику Китай, очевидно, не является «социалистической страной» в старом, советском понимании социализма.

Однако с точки зрения авторитарного характера политической власти и сохраняющихся в официальной партийной пропаганде идеологических табу Китай вполне отвечает прежним критериям социализма.

Отсюда — возможность и допустимость множественности, неоднозначности в оценках общественно-политического строя КНР.

Для того чтобы прояснить ситуацию, необходимо не ограничиваться абстрактными, общетеоретическими рассуждениями на данную тему, а анализировать прежде всего отношения собственности, поскольку такой анализ имеет ключевое значение для оценки любого общественного — социально-экономического и политического строя.

Исходя из такой посылки, авторы пытаются ответить на вынесенный в заголовок статьи вопрос: является ли Китай страной «постсоциалистического капитализма»», исходя из (а) анализа тех черт китайского общества, которые обобщенно называют в Китае «социализмом с китайской

спецификой», (б) оценки роли и места в китайской экономике государственного и (в) частного секторов.

При этом авторы понимают под «постсоциалистическим капитализмом» те политические и экономические модели, которые сложились в 1990-е-2000-е годы в Восточной Европе и на территории бывшего СССР.

Причем даже беглый взгляд на эти модели позволяет, в первом приближении, дать их классификацию, включающую (1) восточно-европейские страны-члены ЕС и НАТО, (2) страны-кандидаты в ЕС и НАТО, (3) европейские и (4) неевропейские постсоветские республики.

Авторам необходима такая условная классификация для того, чтобы в конце своего исследования — не вдаваясь в сравнительный анализ, а исходя именно из взгляда на «постсоциалистический капитализм» в «первом приближении» — показать место Китая на фоне постсоциалистических трансформаций.

Общая характеристика общественного строя Китая

С начала рыночных реформ на рубеже 1970-80-х годов в Китае происходит процесс становления частного капитала — сначала мелких и средних собственников. Во второй половине 1990-х этот процесс вступает в новый этап развития, связанный с формированием крупного частного капитала. Этот процесс получил отражение в социальной, политической и правовой сферах.

В стране насчитывается более 1000 официальных миллиардеров (в юаневом исчислении: 1 дол.= 8,11 юаня), численность «среднего класса» (доходы — больше 1 ООО дол. в месяц, собственность -больше 100 000 дол. на семью из трех человек) превышает 60 млн человек. На последнем, ХУ1-м съезде КПК (ноябрь 2002 г.

) принято решение о допустимости занятия частными предпринимателями руководящих партийных постов. В 2004 г. вносятся изменения в Конституцию страны, направленные на защиту неприкосновенности частной собственности.

При новом политическом руководстве Китая оформляются политико-правовые основы для развития частного капитала любого масштаба и легитимируются политико-партийные и правовые основы, обеспечивающие связь и даже встроенность частного капитала, предпринимателей в политическую систему страны.

В хозяйственной сфере государство постепенно уходит из микроэкономики, разворачивая приватизационные программы, хотя по-прежнему избегая слова «приватизация», и больше концентрируется на задачах макроэкономического регулирования.

В конце 2004- начале 2005 г. начинается новый этап в развитии национального капитала Китая — как частного, так и остающегося в руках государства. Суть его в крупномасштабной и стремительной экспансии

китайского капитала за рубеж посредством многомиллиардных вложений. Прежде всего — в разработку, транспортировку и переработку углеводородных ресурсов в Латинской Америке, Африке, на Ближнем Востоке, Центральной Азии, а также путем скупки ликвидных активов американских, европейских и японских корпораций в энергетике, отраслях «новой экономики», банковском секторе и т.п.

Укрепление позиций частного капитала увеличивает количество источников «экономической инициативы», у которых начинают формироваться свои политические интересы. Пока реализация этих интересов осуществляется в рамках внутрипартийного лоббирования и не приводит к появлению политической «оппозиции от бизнеса».

И тем не менее, руководство КПК понимает необходимость внесения корректив в политическую систему страны. На поверхность «вытаскивается» тезис Дэн Сяопина о «необходимости политических реформ для продвижения реформ в экономике», тезис, забытый почти на полтора десятилетия после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Однако политические реформы в Китае не идут по «постсоциалистическому» сценарию Восточной Европы и России.

Для того чтобы точнее уловить характер политических трансформаций в Китае, на наш взгляд, важно более детализированно посмотреть на демократию — в трех ее измерениях. Во-первых, как на процедуру выборов властей.

Во-вторых, как на власть закона, гарантирующего в числе прочего свободу волеизъявления и разделение властей.

В-третьих, как на ответственность избирателя за свой политический выбор — связанную с потребностью людей иметь свои политические взгляды и выражать их через демократические процедуры и по закону.

При таком подходе характеристика китайской политической реформы может быть представлена в следующем виде.

Во-первых — это внутрипартийная выборная демократия, хотя и по-прежнему основанная на внутрипартийной борьбе, келейности, соотношении сил. Но не только.

Это еще и постепенно развивающаяся выборная культура внутри китайского парламента — когда до 8 процентов депутатов Всекитайского Собрания Народных Представителей уже голосуют против предлагаемых КПК кандидатур на руководящие посты или решений.

Это и внедряемая в китайскую политическую практику — причем в ряде случаев при финансовой и консультационной поддержке Евросоюза — процедура выборов поселковых руководителей низшего уровня.

При этом выборная система пока не затрагивает главных политических устоев Китая — монополии КПК на власть.

Во-вторых — это расширение власти закона. Китайское руководство делает ставку именно на «власть закона» как на главную предпосылку

демократии. Логически, в отдаленной перспективе это может привести к противоречию между властью КПК и властью закона. Однако пока именно власть КПК обеспечивает как экономический рост, так и расширение сферы применения закона — даже за счет объективного сужения власти партии.

В-третьих — это «образовывание» избирателя. В стране, где 70% населения — полуграмотное крестьянство, задача формирования ответственного за свой выбор избирателя выглядит очень сложной.

В арсенале средств ее решения только что упомянутые выборы местных органов власти, повышение общего уровня образования людей и попытки поддерживать затухающую политическую активность молодежи.

И опять же здесь КПК сталкивается с проблемой сохранения монополии КПК на власть: лояльная власти политическая активность все меньше интересует молодежь, которая все больше — в условиях растущих рыночных возможностей — становится ориентированной на личный финансовый успех, а оппозиционная активность пока не находит широкой поддержки хотя бы потому, что несет прямую угрозу личной безопасности людей как вследствие возможных уличных беспорядков, так и ввиду неизбежности ее силового подавления властью.

Нельзя сказать, что КПК не видит или не понимает этих противоречий. Более того, по всей видимости, власть начинает обдумывать варианты изменения политической системы. Хотя — и это очень важно сегодня подчеркнуть — не стоит преувеличивать значение подобных «раздумий», речь в практическом плане может идти лишь об отдаленном и пока неясном будущем.

И, тем не менее, представляется важным обратить внимание на следующие обстоятельства.

«Руководящая роль КПК» и «социалистические ориентиры», как, впрочем, и «победа общественной собственности», записаны в Преамбуле китайской Конституции, тогда как сам текст Конституции КНР, особенно после внесения в нее упоминавшихся выше поправок о защите частной собственности, по существу, мало чем отличается от восточноевропейских «постсоциалистических» конституций.

Далее, КПК пытается активизировать другие формально существующие в Китае, но на деле подконтрольные КПК политические партии (всего таких партий 8).

Однако перспективы такой работы не очевидны: КПК не пойдет на превращение этих партий в реально оппозиционные и не будет «подыгрывать» Западу, который, понимая подконтрольность таких партий власти, тем не менее рассматривает их как фактор, способный в дальнейшем повысить уровень «демократичности» Китая.

Одновременно КПК в последние годы проявляет явный интерес к изучению «шведской» и иных европейских моделей социализма. В Китае

начинают появляться идеи о возможной целесообразности изменения идеологической доктрины КПК с «коммунистической» на «социал-демократическую». Однако, опять особо подчеркнем это, речь сегодня идет лишь о «попытках обсуждения», и не правильно будет ждать быстрых перемен.

Такая оговорка полностью относится и еще к одной идее, появившейся в 2005 г. на волне активизации контактов высшего пекинского руководства с высшим руководством Гоминьдана, находящегося сегодня в положении главной оппозиционной силы в политической системе Тайваня. Хотя

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/obschestvennyy-stroy-kitaya-postsotsialisticheskiy-kapitalizm

Политический строй и государственное устройство

Какой строй в китае
Конституция КНР и система законовПосле провозглашения КНР в 1949 г. в стране были приняты четыре Конституции: Конституция 1954 г., Конституция 1975 г., Конституция 1978 г. и ныне действующая Конституция 1982 г.

Конституция КНР содержит предисловие и 4 главы — «Общие положения», «Основные права и обязанности граждан», «Государственное устройство» и «Государственный флаг, Государственный герб и столица КНР», в ней 138 статей. В 1988, 1993, 1999 и 2004 гг. принимались поправки к Конституции, вносились изменения и дополнения в некоторые ее положения.

В пересмотренной Конституции в 2004 г. добавлены положения о стимулировании гармоничного развития строительства материальной, политической и духовной культуры, создании и усовершенствовании режима соцобеспечения, защите частного имущества, уважении и гарантии прав человека и др.

По Конституции КНР, все граждане равны перед законом; государство уважает и защищает права человека.

Конституция гарантирует каждому гражданину основные права: избирать и быть избранным; право на свободу слова, печати, собраний, создания обществ, шествий и демонстраций; свободу вероисповедания; личную свободу, уважение человеческого достоинства, неприкосновенность жилища и законного частного имущества; свободу переписки и сохранение тайны переписки; право критиковать и вносить предложения в адрес любого государственного учреждения и государственного служащего, право контроля над их деятельностью; право на труд, отдых и материальную помощь государства и общества по старости, болезни или при потере трудоспособности; право на образование, научную, литературную, художественную и иного рода культурную деятельность; другие права. Система законов Китая охватывает 7 сфер: Конституцию и связанные с нею законы; торговое и гражданское право; административное право; экономическое право; общественное право, Уголовный кодекс; процессуальное право и не процессуальные процедуры. С 1979 г. законодательство Китая всесторонне и быстро развивается. К концу 2003 г. Всекитайское Собрание народных представителей и его Постоянный Комитет разработали и приняли более 440 законов и законодательных актов, Госсовет КНР — более тысячи административных законоположений, местные СНП — более 10 тыс. местных законоположений. Эти законы и положения охватывают политическую, экономическую, социальную и другие области, в основном сформировав сравнительно целостную правовую систему.

Институт Собраний народных представителей

В Китае вся власть принадлежит народу. Всекитайское Собрание народных представителей (ВСНП) и местные Собрания народных представителей (СНП) являются органами, через которые народ осуществляет свою власть. Поэтому институт СНП является фундаментом политического строя Китая.

Он представляет широкие круги общественности, служит основной формой управления народом государственными делами. Институт придерживается принципа демократического централизма, что гарантирует широкие демократические права граждан, обеспечивает централизм и единство в осуществлении государственной власти.

Реализация власти через единый механизм СНП ведется при четком разграничении полномочий административных органов, суда, прокуратуры, а также органа по руководству вооруженными силами. Тем самым установлен и действует механизм гармоничного функционирования органов государственной власти, с одной стороны, и органов суда и прокуратуры, с другой.

Депутаты СНП всех ступеней избираются народом, они ответственны перед народом и подконтрольны ему. Депутаты СНП представляют все районы, национальности, общественные круги, классы и прослойки. На заседаниях СНП депутаты вправе открыто высказывать свои мнения, обращаться с запросами в правительство аналогичной ступени и в подведомственные ему органы.

Эти организации обязаны давать ответы на запросы. Избиратели и избравшие депутатов органы имеют право отзыва их в порядке, установленном законом.

Система многопартийного сотрудничества и политических консультаций

Китай — многонациональное государство, в стране существует система многопартийности.

Вот почему по важным государственным мероприятиям и при решении важных вопросов национальной экономики и благосостояния народа КПК как правящая партия первоначально консультируется с представителями различных национальностей, общественных кругов, политических партий и беспартийных деятелей, чтобы достичь единого понимания, на основе которого вырабатывается решение.

Это и есть порядок многопартийного сотрудничества и политических консультаций, ведущихся под руководством КПК. Это еще одна составная часть фундамента политического строя КНР.

Практикуются две формы многопартийного сотрудничества и политических консультаций: одна — через механизм Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК), другая — посредством консультативных совещаний и собеседований, созываемых по инициативе Центрального и местных комитетов КПК с участием представителей демократических партий и беспартийных деятелей.

НПКСК не является государственным органом и в то же время отличается от обычных общественных организаций. Он представляет собой организацию наиболее широкого патриотического единого фронта китайского народа.

НПКСК учреждает Всекитайский комитет и местные комитеты — провинциальные (автономных районов, городов центрального подчинения), уездные (городов уездного уровня).

Их членами являются представители КПК, демократических партий, беспартийных деятелей, народных организаций, нацменьшинств и различных общественных кругов, представители соотечественников, проживающих в ОАР Сянган, Аомэнь и на Тайване, и реэмигрантов, а также специально приглашенные лица.

Срок полномочий каждого созыва Всекитайского комитета НПКСК — 5 лет, его председателем является Цзя Цинлинь. Члены НПКСК проводят раз в год пленарные сессии, кроме того, приглашаются на заседания ВСНП, выполняя функцию в политических консультациях, демократическом контроле и участии в политической деятельности.

В период между сессиями ПК Всекитайского комитета НПКСК привлекает своих членов для участия в социологических обследованиях, консультациях по важным вопросам государственной политики, касающимся жизни народа и единого фронта. Члены комитетов НПКСК высказывают мнения, рекомендации и критические замечания, тем самым осуществляют демократический контроль над работой государственного аппарата и проведением в жизнь Конституции и законов. Обычно консультативные совещания, на которых обсуждаются важные государственные вопросы, созываются раз в год, на них приглашаются ответственные лица всех демократических партий и представители беспартийных деятелей. Совещания созывают руководители ЦК КПК. Консультативные собеседования с участием представителей демократических партий и беспартийных проводятся раз в два месяца. На них руководители ЦК КПК информируют участников встреч о тех или иных вопросах и заслушивают их мнения.

Система государственных органов КНР

В состав государственных органов КНР входят: органы государственной власти — ВСНП и местные СНП различных ступеней; Председатель КНР; государственные административные органы — Государственный совет и местные народные правительства различных ступеней; орган управления военными делами страны — Центральный военный совет КНР; государственные судебные органы — Верховный народный суд, местные народные суды различных ступеней и специальные народные суды; государственные органы надзора — Верховная народная прокуратура, местные народные прокуратуры различных ступеней и специальные народные прокуратуры.

Всекитайское Собрание народных представителей

ВСНП — высший орган государственной власти. В его состав входят депутаты, избранные от провинций, автономных районов, городов центрального подчинения, особых административных районов и вооруженных сил. ВСНП выполняет законодательные функции государства, выносит решения по важнейшим вопросам политической жизни страны.

ВСНП осуществляет следующие основные функции: вносит изменения в Конституцию и осуществляет контроль за ее исполнением, принимает Уголовный кодекс, Гражданский кодекс, законы о структуре государственных органов и другие основные законы и вносит в них изменения; рассматривает и утверждает план социально-экономического развития страны, отчет о его исполнении, рассматривает и утверждает государственный бюджет и отчет о его исполнении; утверждает образование провинций, автономных районов и городов центрального подчинения, утверждает создание особых административных районов и их режим; решает вопросы войны и мира; избирает и утверждает кандидатуры высших должностных лиц государства — избирает членов Постоянного комитета ВСНП, избирает Председателя КНР и его заместителя, утверждает премьера Госсовета и других членов Госсовета, избирает председателя Центрального военного совета и утверждает других членов ЦВС, избирает председателя Верховного народного суда, избирает Генерального прокурора Верховной народной прокуратуры. ВСНП имеет право освобождать должностных лиц от перечисленных постов. Срок полномочий каждого созыва ВСНП — 5 лет, его сессии созываются раз в год. В промежутках между сессиями функции ВСНП осуществляет Постоянный комитет ВСНП. В состав ПК ВСНП входят председатель, заместители председателя, ответственный секретарь и члены ПК ВСНП. Председателем Постоянного комитета ВСНП является У Банго.

Председатель КНР

Председатель КНР совместно с ПК ВСНП осуществляют высшую государственную власть в стране.

Председатель КНР на основании решений ВСНП или его ПК опубликовывает законы, производит назначения и смещения в составе Госсовета, издает указы; от имени КНР ведет государственные дела, принимает дипломатических представителей иностранных государств, назначает и отзывает полномочных дипломатических представителей в иностранных государствах, ратифицирует и денонсирует договоры и важные соглашения, заключенные с иностранными государствами. Председателем КНР является Ху Цзиньтао, заместитель Председателя — Си Цзиньпин.

Государственный совет

Госсовет КНР (Центральное народное правительство) — высший государственный административный орган страны. Госсовет проводит в жизнь законы и постановления, разработанные и принятые ВСНП и его ПК, он ответствен перед ними и подотчетен им.

Госсовет в сфере своих полномочий определяет административные мероприятия, формулирует административно-правовые акты, издает постановления и распоряжения.

В состав Госсовета входят Премьер, заместители Премьера, члены Госсовета, начальник секретариата, министры, председатели госкомитетов, председатель Народного банка Китая и начальник Государственного ревизионного управления.

Центральный военный совет

ЦВС КНР — государственный орган, осуществляющий руководство и единое командование всеми вооруженными силами. Вооруженные силы состоят из Народно-освободительной армии Китая (НОАК), Народной вооруженной милиции Китая и народного ополчения.

НОАК — это регулярная народная армия; основная задача народной вооруженной милиции — защита государственной безопасности и общественного порядка; народное ополчение — массовая вооруженная организация, в которой ополченцы проходят службу без отрыва от производства. В состав ЦВС КНР входят председатель, заместители председателя и члены ЦВС.

Председателем ЦВС является Ху Цзиньтао.

Местные Собрания народных представителей и местные народные правительства

В соответствии с административно-территориальным делением страны, государственную власть на местах осуществляют СНП провинций (автономных районов, городов центрального подчинения), уездов (городов) и волостей (поселков), а также народные правительства аналогичных ступеней.

Местные СНП являются органами государственной власти на местах, они вправе принимать решения по важным вопросам данных административных единиц. СНП провинций, автономных районов и городов центрального подчинения принимают местные законоположения.

Местные народные правительства являются государственными административными органами на местах, они ответственны перед СНП аналогичной ступени, их ПК и государственными административными органами, стоящими на ступень выше, и им подотчетны.

Все местные народные правительства, находясь под единым руководством Госсовета, управляют административными делами на своей территории.

Народный суд

Народные суды — государственные судебные органы. Верховный народный суд — высший государственный судебный орган, в провинциях, автономных районах и городах центрального подчинения учреждаются народные суды высшей ступени, на ступени ниже — народные суды средней ступени и низовые народные суды.

Верховный народный суд ответствен перед ВСНП и его ПК, он осуществляет надзор за судебной деятельностью местных и специальных народных судов всех ступеней, включая военные суды. Председателем Верховного народного суда является Ван Шэнцзюнь.

Разбирательство дел во всех народных судах проводится открыто, за исключением дел, связанных с государственной тайной, интимными сторонами личной жизни граждан и дел несовершеннолетних.

Обвиняемый имеет право на защиту, может выступать в суде в свою защиту сам или поручить ее адвокату, либо кому-то из близких родственников или опекуну.

Народная прокуратура

Народная прокуратура КНР — государственный орган надзора за соблюдением законности. Структура органов народной прокуратуры соответствует системе народных судов. Генеральным прокурором Верховной народной прокуратуры является Цао Цзяньмин. Органы народной прокуратуры выполняют свои задачи путем осуществления прокурорского надзора. Они надзирают за судопроизводством по делам, касающимся угрозы государственной безопасности, угрозы общественной безопасности, нарушения прав личности и демократических прав граждан и по другим делам особой важности. Они также проверяют ход расследования дел органами общественной безопасности, решают вопросы о взятии (не взятии) под стражу, возбуждении (не возбуждении) иска; выступают в роли общественных обвинителей по уголовным делам, поддерживают обвинение; контролируют соблюдение законности органами общественной безопасности, народными судами, а также администрацией тюрем, мест предварительного заключения и трудового перевоспитания. Как и народные суды, органы народной прокуратуры независимы при осуществлении своих полномочий, следуя исключительно букве и духу закона, без вмешательства со стороны административных органов, общественных организаций и отдельных лиц. Все граждане КНР равны перед законом.

Источник: http://russian.people.com.cn/6544401.html

Политический строй и государственное устройство Китая_russian.china.org.cn

Какой строй в китае

Конституция КНР

Политический строй

Всекитайское Собрание народных представителей

Председатель КНР

Государственный совет

Центральный военный совет

Местные Собрания народных представителей и местные народные правительства

Народный суд

Народная прокуратура

Народный политический консультативный совет Китая (НПКСК)

Политические партии и общественные организации

Народная армия

Политический строй и государственное устройство Китая

Поправки к действующей Конституции

Внесенные в 1988 году поправки к Конституции предусматривают следующие положения: государство санкционирует существование и развитие частных форм хозяйствования в рамках действующего законодательства; разрешает на основании соответствующих правовых норм передачу права на пользование землей.

Внесенные в 1993 году поправки к Конституции юридически оформили социалистическую рыночную экономику; продолжилась реализация и развитие системы многопартийного сотрудничества и политических консультаций под руководством КПК.

Поправки 1999 года, зафиксированные в Конституции, законодательно оформили принцип управления государством на основе законов, а также подчеркнули отстаивание базовой экономической системы, где главным является коллективный вид собственности, при которой развитие получает целый ряд экономических факторов.

Согласно поправкам к Конституции 2004 года, государство предусматривает неприкосновенность прав граждан на законную собственность, в соответствии с правовыми нормами защищает право собственности и право наследования; уважает и гарантирует права человека.

Правовая система

Правовая система Китая охватывает 7 сфер: Конституцию и связанные с ней законы; торговое и гражданское право; административное право; экономическое право; общественное право; Уголовный кодекс; процессуальное право и непроцессуальные процедуры.

Конституция КНР

После провозглашения КНР в 1949 г. в стране были приняты четыре Конституции: 1954 г., 1975 г., 1978 г. и ныне действующая Конституция 1982 г.

Действующая Конституция КНР содержит 138 статей, в разное время 4 раза принимались поправки к Конституции, вносились изменения и дополнения в некоторые ее положения, последний раз – в 2004 г.

Конституция КНР гласит, что все граждане равны перед законом; государство уважает и защищает права человека.

Конституция гарантирует каждому гражданину основные права, включая право избирать и быть избранным; право на свободу слова, печати, собраний, создания обществ, шествий и демонстраций; свободу вероисповедания; непосягательство на личную свободу и человеческое достоинство, неприкосновенность жилища и законного частного имущества; свободу сохранения тайны переписки; право критиковать и вносить

предложения в адрес любого государственного учреждения и государственного служащего, право контроля над их деятельностью; право на труд, отдых и материальную помощь государства и общества по старости, болезни или при потере трудоспособности; право на образование, научную, литературную, художественную и иного рода культурную деятельность.

Политический строй

Основная структура политического строя Китая состоит в том, что под единым руководством КПК в Китае осуществляются институт Собрания народных представителей, институт многопартийного сотрудничества и политических консультаций и институт национальной районной автономии.

Институт Собрания народных представителей

В Китае Всекитайское Собрание народных представителей (ВСНП) и местные Собрания народных представителей (СНП) являются органами, через которые народ осуществляет свою власть, поэтому институт СНП является фундаментом политического строя Китая.

Институт придерживается принципа демократического централизма, что гарантирует широкие демократические права граждан, обеспечивает централизм и единство в осуществлении государственной власти.

Реализация государственной власти через единый механизм СНП ведется при четком разграничении полномочий административных органов, суда, прокуратуры, а также органа по руководству вооруженными силами.

Тем самым установлен и действует механизм гармоничного функционирования органов государственной власти, с одной стороны, и органов суда и прокуратуры, с другой.

Депутаты СНП всех уровней избираются народом, депутаты СНП представляют

все районы, национальности, общественные круги, классы и прослойки. На заседаниях

СНП депутаты вправе открыто высказывать свои мнения, обращаться с запросами

в правительство аналогичной ступени и в подведомственные ему органы. Эти организации обязаны давать ответы на их запросы. Избиратели и избравшие депутатов

органы имеют право отзыва депутатов в порядке, установленном законом.

Источник: http://russian.china.org.cn/china/txt/2009-12/25/content_19134507.htm

Остался ли Китай коммунистическим?

Какой строй в китае

Китай имеет вторую по величине экономику и одну из крупнейших фондовых бирж в мире. Небоскребами усеяны Пекин, Тяньцзинь, Шанхай и другие китайские города. На китайских дорогах можно найти все марки автомобилей, а китайские граждане пользуются последними моделями смартфонов.

Так является ли еще КНР коммунистической страной, или это современное капиталистическое государство?

Коммунистическая партия Китая приняла некоторые аспекты капитализма, но контролирует все стратегически важные направления и строго ограничивает право на свободу высказываний, собраний и убеждений. Политическая структура китайского режима является классической ленинской диктатурой.

Arbejderen16.01.2017Project Syndicate12.01.2017Le Figaro04.01.2017Foreign Policy27.12.2016Atlantico28.11.2016Страна не смогла бы наслаждаться результатами быстрого роста ВВП в последние годы, если бы партия не отошла от чистого социализма в 1978 году под руководством Дэн Сяопина, когда проводились эксперименты с экономической реформой.

На протяжении многих десятилетий партия постепенно ослабила контроль над средствами производства и позволила развиться частному предпринимательству. Высшее китайское руководство в настоящее время признает, что партия больше не следует методам классической командной экономики. Она теперь применяет «нео-командные» методы.

Государственные предприятия составляют только 3% от всех компаний в Китае, но они производят, по оценкам, от 25 до 30% от общего объема промышленного производства.

Партия продолжает «руководить» экономикой, высшие партийные чиновники или члены их семей владеют предприятиями в ключевых отраслях.

Например, Цзян Мяньхэн, сын бывшего лидера компартии Цзян Цзэминя, известен как король телекоммуникаций.

Впечатляющие цифры роста ВВП Китая не вполне соответствуют действительности. В 2007 году Ли Кэцян, нынешний премьер-министр Китая, сказал чиновнику в США, что официальные цифры являются ненадежными. Он смотрит на объем железнодорожных грузовых перевозок, потребления электроэнергии, а также новых кредитов, выданных банками, чтобы правильно оценить экономический рост Китая.

Многие крупные китайские предприниматели являются членами коммунистической партии, они входят в законодательные или политические консультативные органы режима. Предприниматели вступают в партию, потому что членство в партии гарантирует преимущества для бизнеса.

В соответствии с учебниками марксистского учения, партия является единственным истинным землевладельцем в Китае, она сдает в аренду земельные участки китайскому народу.

Китайское общество по-прежнему жестко контролируется партией.

Партия содержит более двух миллионов интернет-полицейских, чтобы осуществлять цензуру и манипулировать общественным мнением, а китайских пользователей интернета в глобальную сеть не пускает мощный брандмауэр. Партия заставляет китайских женщин делать принудительные аборты и подвергает стерилизации тех, кто не следует ее политике ограничения рождаемости.

© AP Photo, Greg BakerЛечение интернет-зависимости посредством электрошока в Пекине

Диссиденты, а также члены религиозных общин и рядовые члены гражданского общества, живут под постоянной угрозой быть объявленными политическими противниками, после чего их «приглашают на чай», то есть на допрос к сотрудникам общественной безопасности. Они подвергаются жестокому обращению, пыткам и принудительному труду в местах лишения свободы.

Режим контролирует суды и обеспечивает практически идеальное количество обвинительных приговоров, вынесенных политическим противникам. После длительного тюремного заключения видные диссиденты оказываются под домашним арестом.

Китайская конституция гарантирует свободу вероисповедания, но партия игнорирует свои собственные законы. Например, бывший генеральный секретарь коммунистической партии Цзян Цзэминь в 1999 году начал преследовать адептов духовной практики Фалуньгун и создал для этого специальные органы.

С политической точки зрения, Китай по-прежнему управляется компартией, одержимой тотальным контролем.

С 1949 года Коммунистическая партия является единственной правящей политической партией в Китае. Другие партии существуют в рамках «Единого фронта», но у них нет независимости от коммунистов.

Лидер или генеральный секретарь партии не создает свой кабинет министров, а является частью Политбюро, члены которого принимают все главные решения в стране. Он назначается ветеранами и элитой партии, а не путем демократических выборов.

Может, в наши дни лидеры Китая и сменили серую униформу эпохи Мао с пятью пуговицами и воротником-мандарин на черные деловые костюмы. Но до тех пор, пока серп и молот остаются в Большом зале народных собраний, коммунизм в Китае не окажется на свалке истории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20170120/238561218.html

Юрист Агапов
Добавить комментарий