Уголовный кодекс 22

История судебной системы в России

Уголовный кодекс 22

Уголовный кодекс состоял из введения и двух частей: Общей и Особенной. Каждая часть делилась на главы. Задачей Уголовного кодекса являлась правовая зашита государства трудящихся от преступления и от общественно опасных элементов путем применения наказаний к нарушителям революционного порядка. УК РСФСР 1922 г.

признавал преступлением всякое опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени.

Советское государство открыто заявляло классовый характер уголовной политики, направленной на охрану интересов государства и трудящихся.

Целью наказания УК признавал: предупреждение новых нарушений со стороны как преступника, так и других неустойчивых членов общества; приспособление нарушителя к условиям общежития путем исправительно-трудового воздействия; лишение преступника возможности совершения дальнейших преступлений. Обязательным условием применения наказания являлось наличие вины преступника в форме умысла или неосторожности.

УК предусматривал гибкую систему наказаний, начиная от высшей меры (за наиболее опасные преступления) и до общественного порицания. Меры наказания устанавливались в зависимости от характера и опасности преступления. Судебным органам предоставлялось право определять меры наказания в пределах статьи кодекса с учетом объективных обстоятельств дела и личности преступника

В Особенной части УК РСФСР на первом месте стояли наиболее опасные государственные преступления — контрреволюционные, а также против порядка управления. Затем следовали главы о должностных преступлениях, о нарушении правил отделения церкви от государства, о преступлениях хозяйственных, против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, об имущественных и воинских преступлениях.

Статьи Уголовного кодекса карали за расточительное отношение арендатора к полученному им по договору государственному имуществу, злонамеренное использование договора с государственной организацией и другие недобросовестные действия по отношению к государству.

Ряд статей УК устанавливал санкции за нарушение нанимателем законов о труде.

Кодекс предусматривал суровое наказание также за нарушение законов о государственных монополиях, за искусственное повышение цен путем сговора торговцев и злостный невыпуск товаров на рынок: фальсификацию с корыстной целью свойств предметов сбыта и общественного потребления; непредставление сведений о ходе работы и производительности предприятия в целях сокрытия от государственного контроля своих доходов и др. За эти преступления устанавливались длительные сроки лишения свободы.

В уголовном законодательстве особенно важным в тот период было издание в конце октября 1924 г, «Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик», Положения о государственных преступлениях и Положения о воинских преступлениях. «Основные начала» и Положения имели своей целью установление единства уголовно-правовой политики и единой законности на всей территории СССР.

«Основные начала» определяли задачи уголовного законодательства, пределы его действия в связи с образованием СССР, вилы, цели и условия применения наказания, порядок условно-досрочного освобождения.

Положение о воинских преступлениях определяло понятие и конкретные составы этих преступлений, и было включено в качестве специальной главы в уголовные кодексы всех союзных республик.

В конце 20-х годов (1926—1928 гг.) в СССР были изданы в новых редакциях уголовные кодексы союзных республик, а также разработаны и утверждены общесоюзные Положения о государственных и воинских преступлениях.

Новый Уголовный кодекс был принят в 1926 г. и введен в действие 1 января 1927 г.

Создание уголовных кодексов союзных республик в новой редакции обусловливалось прежде всего необходимостью привести кодексы в соответствие с основными началами уголовного законодательства Союза СССР и союзных республик 1924 г. Далее, в 1923—1926 гг.

был издан ряд законов, которые должны были отразиться в кодексах, и. кроме того, потребовалось ввести ряд уточнений как в общие положения кодексов, так и в отдельные составы преступлений, а также дополнить Кодекс некоторыми новыми составами. Была пересмотрена структура Кодекса.

В феврале 1927 г. было издано общесоюзное Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления). В июле 1927 г. было издано новое Положение о воинских преступлениях.

Последующим законодательством было серьезно изменено содержание ряда положений уголовного права, создан ряд новых норм. Изменения общих положений уголовного права (Общей части кодексов) связаны главным образом с пересмотром системы и некоторых принципов наказаний и с уточнением субъектов отдельных преступлений.

В 1929 г. изданы постановления об изменении Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик. Постановление от 13 октября 1929 г.

включило в число признаков, отягчающих преступление и влекших усиление наказания, повторность совершения преступления, а также совершение преступлений в отношении лиц, которые находились на попечении преступника или в особо беспомощном состоянии (по возрасту, по болезни и др).

В то же время предусматривалось применение судом наказания ниже низшего предела, указанного в законе. Суду было предоставлено право вовсе не применять наказание, если к моменту рассмотрения дела само преступление и обвиняемый перестали представлять серьезную опасность.

Это давало возможность применять мягкие меры к правонарушителям из трудящихся, совершавшим незначительные преступления по несознательности.

Постановление от 6 ноября 1929 г. установило вместо одного вида лишения свободы (со строгой изоляцией или без нее) два самостоятельных вида: в исправительно-трудовых лагерях отдаленных местностей на срок от 3 до 10 лет и в общих местах заключения сроком до 3 лет. Соответственно был изменен порядок применения ссылки и высылки.

В связи с переходом ряда специальных служб на военизированное положение субъектами воинских преступлений могли стать работники милиции, военизированной и пожарной охраны, особых отрядов НКПС, исправительно-трудовых лагерей и др.

Гораздо больше изменений произошло в советском уголовном законодательстве по конкретным видам преступлений.

В 1929 г. специальным законом граждане СССР, находившиеся за границей и перебежавшие в лагерь врагов рабочего класса, объявлялись вис закона и в случае их обнаружения и опознания подлежали по приговору Верховного Суда СССР расстрелу в 24 часа, их имущество конфисковывалось. Этому закону была придана обратная сила.

Суровая ответственность устанавливалась Советским государством за ряд преступлений, направленных на подрыв экономической мощи СССР, таких как подделка и сбыт в виде промысла денег, государственных ценных бумаг, нарушение правил ввоза и вывоза валютных, а также фондовых ценностей (контрабанда) и др.

Эти преступления карались вплоть до высшей меры наказания. Опасными преступлениями были признаны передача за границу изобретений, сделанных советскими гражданами, и незаконное сообщение о них. Такие действия квалифицировались как шпионаж.

Существенно изменились содержание и признаки состава такого преступления, как спекуляция. Как известно, статьи о спекуляции в уголовных кодексах союзных республик 1922—1928 гг. (в УК РСФСР 1926 г. — ст.

107) карали не вообще скупку и перепродажу товаров, которая была разрешенной формой деятельности частных торговцев, а лишь такую, которая сопровождалась злостным повышением цен, сокрытием или невыпуском товаров на рынок.

22 августа 1932 г. был издан новый Закон «О борьбе со спекуляцией», включенный затем в уголовные кодексы. Спекуляцией по этому закону признавалась скупка и перепродажа частными лицами в целях наживы продуктов сельского хозяйства и предметов массового потребления. Ответственность за это преступление была установлена в виде лишения свободы сроком от 5 до 10 лет.

Источник: https://isfic.info/court/cohis82.htm

Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года № 68

Уголовный кодекс 22

УТРАТИЛ СИЛУ
с 1 января 2019 года в соответствии с Законом КР от 24 января 2017 года N 10

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

от 1 октября 1997 года № 68

(В редакции Законов КР от 21 сентября 1998 года № 124, 9 декабря 1999 года № 141, 23 июля 2001 года № 77,
19 ноября 2001 года № 92, 12 марта 2002 года № 36, 22 июня 2002 года № 109, 8 июля 2002 года № 115,
16 октября 2002 года № 141, 17 февраля 2003 года № 36, 11 июня 2003 года № 98, 11 июня 2003 года № 99,
11 июня 2003 года № 100, 5 августа 2003 года № 192, 9 августа 2003 года № 193, 14 ноября 2003 года № 221,
15 ноября 2003 года № 223, 15 февраля 2004 года № 13,7 марта 2004 года № 17, 23 марта 2004 года № 46,
27 марта 2004 года № 101, 26 июля 2004 года № 99, 27 июля 2004 года № 101, 15 декабря 2004 года № 191,
5 августа 2005 года №122, 5 января 2006 года № 1, 6 февраля 2006 года № 35,13 февраля 2006 года № 56,
13 февраля 2006 года № 57, 8 августа 2006 года № 156, 8 августа 2006 года №158, 8 августа 2006 года №159,
28 декабря 2006 года № 211, 28 декабря 2006 года № 216, 29 декабря 2006 года № 230, 12 февраля 2007 года № 16,
25 июня 2007 года № 91, 31 июля 2007 года № 129, 6 августа 2007 года № 131, 10 августа 2007 года № 150,
15 августа 2007 года № 152, 7 июля 2008 года № 138, 18 июля 2008 года № 151, 5 августа 2008 года № 199,
17 октября 2008 года № 223, 17 октября 2008 года № 231, 29 декабря 2008 года № 274,
29 декабря 2008 года № 275, 19 января 2009 года № 8, 20 февраля 2009 года № 58,
20 февраля 2009 года № 60, 17 марта 2009 года № 83, 8 мая 2009 года №150,
17 июля 2009 года № 230, 17 июля 2009 года № 234, 24 июля 2009 года № 246,
13 октября 2009 года № 271, 20 ноября 2009 года № 301, 17 декабря 2009 года № 309, 10 февраля 2010 года № 27,
 11 июля 2011 года № 89, 26 июля 2011 года № 141,26 июля 2011 года № 143, 18 октября 2011 года № 177,
27 октября 2011 года № 185, 1 ноября 2011 года № 195, 10 ноября 2011 года № 204, 21 декабря 2011 года № 244,
21 декабря 2011 года №246, 1 марта 2012 года № 10, 8 мая 2012 года № 48,12 июля 2012 года № 105,
16 июля 2012 года № 111,16 июля 2012 год № 114, 31 июля 2012 года № 145, 10 августа 2012 года № 164,
21 ноября 2012 года №186, 25 января 2013 года № 9, 25 февраля 2013 года № 34, 25 февраля 2013 года № 35,
11 апреля 2013 года № 50, 18 апреля 2013 года № 53, 29 апреля 2013 года № 64, 29 мая 2013 года № 83,
9 июля 2013 года № 125, 9 июля 2013 года № 126, 24 июля 2013 года № 159, 30 июля 2013 года № 169,
3 августа 2013 года № 180, 1 ноября 2013 года № 198, 18 февраля 2014 года № 33, 21 апреля 2014 года № 62,

17 мая 2014 года № 68, 18 июня 2014 года № 90, 30 июня 2014 года № 100, 1 июля 2014 года № 108,

25 октября 2014 года № 148, 29 декабря 2014 года № 170, 16 января 2015 года № 16,

16 февраля 2015 года № 33, 27 февраля 2015 года № 41, 2015-жылдын 10-мартындагы № 53,

8 апреля 2015 года № 74, 21 июля 2015 года № 184, 28 июля 2015 года № 198,

28 июля 2015 года № 200, 2 августа 2016 года № 162, 17 ноября 2016 года № 179,

22 ноября 2016 года № 185, 24 ноября 2016 года № 188, 20 февраля 2017 года № 26,

2 марта 2017 года № 41, 10 мая 2017 года № 79, 29 июня 2017 года № 114,

6 июня 2017 года № 98, 14 июня 2017 года № 102, 2 августа 2017 года № 167, 22 ноября 2017 года N 191, 24 января 2018 года N 11, 2 августа 2018 года N 77, 4 августа 2018 года N 84)

(Введен в действие Законом КР от 1 октября 1997 года № 69)

ОБЩАЯ ЧАСТЬ

РАЗДЕЛ I
УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН

Глава 1
Задачи и принципы Уголовного кодекса Кыргызской Республики

Статья 1. Уголовное законодательство Кыргызской Республики

(1) Уголовное законодательство Кыргызской Республики состоит из настоящего Кодекса, основанного на Конституции Кыргызской Республики и нормах, содержащихся в вступивших в установленном законом порядке в силу международных договорах, участницей которых является Кыргызская Республика.

(2) Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс.

(В редакции Закона КР от 31 июля 2012 года № 145)

Источник: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/568

Спч предложит убрать из уголовного кодекса статью за оскорбление верующих :: политика :: рбк

Уголовный кодекс 22

Необходимо «сузить легальное определение экстремистской деятельности», поскольку некоторые содержащиеся в нем конструкции — такие как «разжигание социальной розни» и «утверждение религиозного превосходства» — невозможно трактовать однозначно, считают в СПЧ.

Обязательным квалифицирующим признаком экстремизма следует считать насилие, полагают в СПЧ: «В таком случае будет исключена возможность уголовного наказания за высказывания, не представляющие реальной угрозы защищаемым Конституцией РФ интересам». При этом совет предлагает оставить в УК наказание за угрозу экстремистским насилием, призывы к нему и его поддержку.

Совет предлагает исключить из текста статьи формулировку «принадлежности к какой-либо социальной группе»: «Это понятие содержит правовую неопределенность и порождает в правоприменительной практике такие спорные «социальные группы», как «атомщики», «ватники», «депутаты Госдумы», — говорится в документе. Также, по мнению СПЧ, следует убрать формулировку «унижение достоинства», поскольку она «на практике сопоставима с оскорблением, которое является административным правонарушением».

Ч. 1 ст. 20.3 КоАП совет предлагает отредактировать так, чтобы под него не подпадала демонстрация нацистской или экстремистской символики без цели пропаганды.

Еще один состав, который совет предлагает вывести из УК — ч. 1 ст. 148 УК РФ (публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих).

Вместо этого СПЧ предлагает дополнить Кодекс об административных правонарушениях ​отягощенным составом оскорбления.

Совет отмечает «правовую неопределенность» терминов «религиозные взгляды» и «верующие» — из законодательства непонятно, можно ли распространять их на атеистические взгляды и, если нет, является ли это дискриминацией атеистов.

Федеральный список экстремистских материалов «не оправдал возложенных на него надежд по профилактике экстремизма, а, напротив, стал крайне громоздким и мало пригодным для применения законопослушными гражданами», говорится в проекте рекомендаций. Этот список СПЧ предлагает упразднить. При этом правоохранительные органы могут продолжать «вести служебные реестры материалов, признанных экстремистскими в судебном порядке», считают в совете.

Еще одна рекомендация связана с изменением правил исчисления срока давности преступлений и правонарушений, связанных с высказываниями.

Сейчас в УК преступления, связанные с экстремистскими публикациями, рассматриваются как длящиеся, а КоАП исчисляет срок давности с момента фиксации правонарушения, даже если публикация была сделана за несколько лет до него. СПЧ предлагает отсчитывать давность с момента публикации.

С заявлениями о запрете материалов должна централизованно работать Генпрокуратура, а не местные прокуратуры, считают в СПЧ.

Судебные заседания о запрете материалов и признании организаций экстремистскими должны проходить строго в присутствии ответчика и в открытых заседаниях, говорится в рекомендациях.

Также совет предлагает изменить подследственность дел о публичных призывах к экстремизму и сепаратизму (ст. 280 и 280.1 УК): сейчас ими занимается ФСБ; в СПЧ предлагают передать эти дела Следственному комитету.

Последняя рекомендация касается включения обвиняемых в экстремизме в черный список Росфинмониторинга: включенные туда люди не могут совершать никаких банковских операций. Сейчас обвиняемые по делам об экстремистских высказываниях фактически приравнены к лицам, финансирующим терроризм. В законодательстве их следует дифференцировать, считают в совете.

Рост высказываний и снижение насилия

Совет проанализировал практику по уголовным делам об экстремизме, основываясь на данных судебного департамента Верховного суда, а также материалах информационно-аналитического центра «Сова» и международной правозащитной группы «Агора», говорится в предисловии к рекомендациям. Во многих делах этой категории (особенно связанных с распространением текстов и картинок в соцсетях) имеет место «избыточно широкое, а иногда и ошибочное толкование норм права», пишут авторы рекомендаций.

Экстремистские преступления чаще всего наказываются по ст. 282 УК (разжигание ненависти либо вражды).

При этом число осужденных по первой части этой статьи, где речь идет о публичном возбуждении ненависти или унижении достоинства «по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе», год от года растет, следует из статистики, проанализированной СПЧ.

В 2011 году по ней осудили 82 человека, в 2014-м — 258, а в 2017-м — 460. Напротив, число осужденных по второй части этой статьи, которая подразумевает насилие, невелико в общей массе и год от года падает: в 2011 году — 35 человек, в 2015-м — девять, в 2017-м — один.

В июне в Госдуму был внесен законопроект, который предлагает переквалифицировать деяния по ч. 1 ст. 282 УК РФ в административное правонарушение, а также смягчить наказание за них. Верховный суд это предложение раскритиковал, но в Минкомсвязи его поддержали.

В середине августа Следственный комитет предъявил обвинение пенсионерке Любови Кузаевой из Тольятти по десяти эпизодам пяти статей УК РФ за посты в соцсети «ВКонтакте».

До этого самым известным арестованным за публикации в соцсетях был инженер из Твери Андрей Бубеев, которого в 2016 году приговорили к двум годам и трем месяцам лишения свободы за репост и публикацию картинки о присоединении Крыма в социальной сети «ВКонтакте».

Авторы: Евгения Кузнецова, Маргарита Алехина

Источник: https://www.rbc.ru/politics/22/08/2018/5b7ab7a49a7947e16421d289

Юрист Агапов
Добавить комментарий